?

Log in

june_jean
Оригинал взят у optinapustin в Фотографии вечернего богослужения Великого Четверга
            

                 Чтение 12-ти Страстных Евангелий



     

            

            

Смотреть все фотографии


 
 
june_jean
11 August 2010 @ 12:52 pm
наш кот (обычный, сухопутный) поймал на балконе летучую мышь! употребить ее в пищу мы ему так и не дали, отбили живьём. она залезла в кладовку и до утра там кричала. потом, видимо, всё-таки нашла в себе силы улететь. ходит теперь кот гордый, весь в орденах и медалях. воздушно-десантный такой кот, в голубом берете.
 
 
june_jean
11 August 2010 @ 12:47 pm
Во время затвора у старца (схимника Иоанна Святогорского) сменилось несколько келейников и - когда он ослеп и не смог читать сам - чтецов. Не все из них питали должное уважение к преподобному Иоанну, но даже и те, что любили его, время от времени роптали. Например, один из них, Мартирий, читая ночью шестипсалмие в келье затворника, получил от него замечание за невнятное произношение. Мартирий обиделся и упрекнул преподобного Иоанна, что из-за него он лишен возможности молиться вместе со всей братией в церкви и портит глаза ночным чтением при лампаде. "Вот ослепну и я, как ты, отче, - сказал он, - тогда посмотрим, кто из братии согласится ходить к тебе сюда читать." Окончив чтение утрени (было около трех часов ночи), Мартирий пошел в монастырь - вниз по лестнице, ведущей со скалы. Внезапно на него налетели огненные чудовища. Они кричали: "Ты наш, ты наш, потому что огорчил затворника". Мартирий бежал от чудищ что было сил, но и в его келье они не дали ему покоя, стучась в окна и все повторяя страшные слова. Наутро инок поспешил к прп. Иоанну с мольбой о прощении
 
 
june_jean
19 March 2010 @ 02:29 pm
товарищеский суд Линча
 
 
june_jean
18 March 2010 @ 11:52 am

 

Акварели Васнецова приказано сжечь


Свершилось. В России появилось научное экспертное заключение, признающее акварель Виктора Васнецова, самого известного иллюстратора русских сказок, предметом, обладающим «невербальным манипулятивным воздействием», сиречь опасным и подпадающим под статью 282 УК РФ.
Такое заключение дали этой акварели эксперты кафедры педагогики и психологии Кировского института повышения квалификации и переподготовки работников образования.

Сказано в экспертном заключении буквально следующее: «Признаки манипулятивного психологического воздействия обнаружены в брошюре «Волхвы», использованы вербальные (словесные, речевые) и невербальные (неречевые) средства. К невербальным манипулятивным воздействиям относится оформление обложки «Волхвы», на которой изображён старец, указывающий отряду воинов направление действия. Старец одет в простую одежду: длинную рубаху, лапти, он только вышел из леса. В описании старца читается образ язычника. Указующий жест руки старца в отношении воинов свидетельствует о его повелевании, обладании определённой властью над ними. Исходя из положения о том, что обложка книги выражает её ключевую идею, можно сделать вывод о стремлении автора к повелеванию, власти над другими людьми, направленности на борьбу».

Может быть, эксперты из института повышения квалификации не знали, что это за картинка? Судя по тому, что они напечатали в своем заключении, они и понятия не имели, что за старец там изображен. К какому произведению нарисовал эту и множество других акварелей прославленный художник?
Вот к этому:

Песнь о вещем Олеге


Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хозарам:
Их села и нивы за буйный набег
Обрек он мечам и пожарам;
С дружиной своей, в цареградской броне,
Князь по полю едет на верном коне.

Из темного леса навстречу ему
Идет вдохновенный кудесник,
Покорный Перуну старик одному,
Заветов грядущего вестник,
В мольбах и гаданьях проведший весь век.
И к мудрому старцу подъехал Олег.

«Скажи мне, кудесник, любимец богов,
Что сбудется в жизни со мною?
И скоро ль, на радость соседей-врагов,
Могильной засыплюсь землею?
Открой мне всю правду, не бойся меня:
В награду любого возьмешь ты коня».

«Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен;
Правдив и свободен их вещий язык
И с волей небесною дружен.
Грядущие годы таятся во мгле;
Но вижу твой жребий на светлом челе,

Запомни же ныне ты слово мое:
Воителю слава — отрада;
Победой прославлено имя твое;
Твой щит на вратах Цареграда;
И волны и суша покорны тебе;
Завидует недруг столь дивной судьбе.

И синего моря обманчивый вал
В часы роковой непогоды,
И пращ, и стрела, и лукавый кинжал
Щадят победителя годы…
Под грозной броней ты не ведаешь ран;
Незримый хранитель могущему дан.

Твой конь не боится опасных трудов:
Он, чуя господскую волю,
То смирный стоит под стрелами врагов,
То мчится по бранному полю,
И холод и сеча ему ничего.
Но примешь ты смерть от коня своего».

Олег усмехнулся — однако чело
И взор омрачилися думой.
В молчанье, рукой опершись на седло,
С коня он слезает угрюмый;
И верного друга прощальной рукой
И гладит и треплет по шее крутой.

«Прощай, мой товарищ, мой верный слуга,
Расстаться настало нам время:
Теперь отдыхай! уж не ступит нога
В твое позлащенное стремя.
Прощай, утешайся — да помни меня.
Вы, отроки-други, возьмите коня!

Покройте попоной, мохнатым ковром;
В мой луг под уздцы отведите:
Купайте, кормите отборным зерном;
Водой ключевою поите».
И отроки тотчас с конем отошли,
А князю другого коня подвели.

Пирует с дружиною вещий Олег
При звоне веселом стакана.
И кудри их белы, как утренний снег
Над славной главою кургана…
Они поминают минувшие дни
И битвы, где вместе рубились они…

«А где мой товарищ? — промолвил Олег,—
Скажите, где конь мой ретивый?
Здоров ли? всё так же ль легок его бег?
Всё тот же ль он бурный, игривый?»
И внемлет ответу: на холме крутом
Давно уж почил непробудным он сном.

Могучий Олег головою поник
И думает: «Что же гаданье?
Кудесник, ты лживый, безумный старик!
Презреть бы твое предсказанье!
Мой конь и доныне носил бы меня».
И хочет увидеть он кости коня.

Вот едет могучий Олег со двора,
С ним Игорь и старые гости,
И видят: на холме, у брега Днепра,
Лежат благородные кости;
Их моют дожди, засыпает их пыль,
И ветер волнует над ними ковыль.

Князь тихо на череп коня наступил
И молвил: «Спи, друг одинокий!
Твой старый хозяин тебя пережил:
На тризне, уже недалекой,
Не ты под секирой ковыль обагришь
И жаркою кровью мой прах напоишь!

Так вот где таилась погибель моя!
Мне смертию кость угрожала!»
Из мертвой главы гробовая змия
Шипя между тем выползала;
Как черная лента, вкруг ног обвилась:
И вскрикнул внезапно ужаленный князь.

Ковши круговые, запенясь, шипят
На тризне плачевной Олега:
Князь Игорь и Ольга на холме сидят;
Дружина пирует у брега;
Бойцы поминают минувшие дни
И битвы, где вместе рубились они.

1822, А.С.Пушкин

Конечно, Пушкин экспертам Кировского института повышения квалификации не указ. Если он называет волхва «вдохновенным кудесником», то, возможно, и сей Пушкин не далеко ушел от 282 статьи. Придет время, и с Олегом разберутся эксперты – язычник и захватчик нашего Цареграда, гонитель хазар, смеющий считать их к тому же неразумными. Здесь не просто 282 статья, а разбой, угроза иностранному государству и разжигание религиозной розни. И какой-то недоучка Васнецов смеет весь этот языческий апофеоз воспевать, вовлекая детей и юношество в сомнения? Анафема.

Вчитаемся, к чему призывает старик?

«Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен;
Правдив и свободен их вещий язык
И с волей небесною дружен»

Налицо неповиновение властям и бунт. Действительно, правы авторы экспертизы, старик «повелевает и обладает властью над воинами».
По слову злобного старика все предсказания исполнились – представитель власти был укушен змеей, не иначе как насланной на него колдуном.
Короче говоря, и без кировских психологов тут все ясно. Вязать всех – и старика-волхва, и вещего Олега, и Пушкина, и Васнецова.
Можно было бы все списать на неграмотность экспертов. Однако Ленинский суд города Кирова на основании этого заключения вынес приговор.
Все, что признано любым судом РФ экстремистским материалом, полагается жечь.

В связи с этим поздравляю библиотекарей. Теперь им придется жечь все издания «Песни о вещем Олеге» Александра Пушкина, которая проиллюстрирована Васнецовым, в том числе этой иллюстрацией.

Поздравляю родителей – им хорошо бы проверить домашние полки – а то как найдут дома «старика, повелевающего воинам», так небо придется рассматривать в клеточку и детям, и родителям.

Поздравляю хранителей акварелей Васнецова, Библиотеку имени Ленина, где хранятся все издания с этими иллюстрациями.

Возможно, скоро придется поздравить и директора Третьяковской галереи, и директора Русского музея, и Эрмитажа, где такие полотна по стенам развешены, что лучше их экспертам по психологии не видеть никогда. Там сплошное разжигание и экстремизм.

Пока эти директора отбиваются от церкви, которая, по их мнению, зарится на иконы и потиры, настоящие специалисты готовят им подарок.

Статья 282 обрела новое дыхание в связи с Законом о терроризме и по линии борьбы с экстремизмом. По ней сажают тех, кого посадить очень хочется, но посадить за какие-то реальные преступления не получается или просто не за что. Вот и ищут у таких людей либо экстремизм в их высказываниях, книгах и даже блогах, либо экстремистские книги в их библиотеках.

С 2007 года составляется список экстремистских материалов. Он выставлен на сайте министерства юстиции и его печатает «Российская газета». В нем уже более 500 названий. Там можно найти классические сочинения, нигде в мире не запрещенные. Например, «Завещание» имама Хомейни, «Личность мусульманина», запрещенная даже дважды, труды средневековых арабских теологов. Недавно в него добавили брошюры «Свидетелей Иеговы». Включена в список книга, которую многие историки считают фальшивкой «Застольные беседы Гитлера», по которой снят фильм Сокурова «Молох».

Большую часть списка составляют никому не известные листовки, малотиражные газеты, сайты.

Список составляется так: в министерство юстиции провинциальные суды присылают свои решения. Часто суды проходят заочно, поэтому авторы и издатели не знают об их решениях. Тем более об этом не знают авторы, которые уже мертвы. Так что большинство читателей может узнать о запрете на сайте минюста. Как правило, это бывает спустя полгода и более после решения местного суда. Таким образом оспорить решение суда уже не представляется возможным.

До сих пор эксперты и суды не дерзали признавать экстремистскими классиков. И вот, лед тронулся.

Любопытно знать, что сам Виктор Васнецов именовал себя скифом. Это обстоятельство нимало не препятствовало тому, чтобы в России XIX века, православном государстве, церковь приглашала его расписывать храмы, и он подвижнически трудился на этом поприще. В новой России его рисунки опасны. Кто следующий?
читать в Religo.ru
Надежда КЕВОРКОВА


 


 
 
 
 
june_jean
24 December 2009 @ 08:33 am
Результаты теста [URL=http://funny-tests.ru/individual/uznaj-svoe-budushhee.html]Узнай свое будущее![/URL]
[B]Величайший ум, когда либо живший на Земле[/B]
В будущем я стану одним из величайших умов, из когда-либо живущих на Земле.
image
Из-за меня Нобелевская премия перестанет существовать,потому что каждый год только я буду получать ее по всем направлениям. Во многих культурах из-за моей мудрости про меня заговорят как про очередное божественное воплощение.

Однако шанс того, что я не смогу совладать с бременем величия возложенным на меня составляет 77%. Возможно это скажется на моем психическом состоянии и как следствие,мой ум может создать устройство настолько гениальное,настолько же разрушительное...

Упаси их боже от безумия моего...

Самые веселые тесты на FUnnY-TeSTS

[URL=http://funny-tests.ru/individual/uznaj-svoe-budushhee.html]Пройти этот тест[/URL]
 
 
june_jean
24 December 2009 @ 08:31 am
 
 
june_jean
26 November 2009 @ 11:26 am
http://www.sobranie.org/archives/8/6_4.shtml

Джон Уильям Колтрейн

Среди множества православных икон, размещенных в Интернете (русских, греческих, грузинских, коптских), есть самая странная из всех, что мне доводилось видеть. Из золотого сияния на меня смотрит чернокожий человек (но это не преподобный Моисей Мурин, память которого празднуется 28 августа / 10 сентября). Его изумрудно-зеленый пиджак разукрашен золотым ассистом, из-под воротника белой рубашки виден галстук-бабочка. В его правой руке — раскрытый свиток, в левой — перевязанный красными четками, извергающий пламя саксофон. Английская надпись на необычном образе называет имя этого человека: Джон Уильям Колтрейн.
Сегодня в Церкви много самых непохожих людей, поэтому среди знатоков иконописи наверняка найдутся и ценители джазовой музыки. Но, думаю, даже они зададутся вопросом: как в сакральном пространстве православной иконы очутился легендарный Джон Колтрейн, один из столпов джаза, великий экспериментатор и проповедник африканских корней, всю жизнь боровшийся с пристрастием к тяжелым наркотикам и имевший весьма синкретические религиозные представления? Если же кто-то соблазнится, приняв такое изображение за пародию на святыню, то с ним можно поспорить. Ведь в данном случае мы, скорее всего, имеем дело не с профанацией церковного искусства, но с экспансией церковной традиции на сферы, по-видимому, не столь близкие к Церкви. Как же вообще стало возможным это соприкосновение между джазом и иконописью, между Православием и Африкой, между Небесным Царством и самой неустроенной расой Земли?

Всё началось…
17 августа 1887 года на Ямайке, в местечке Сент-Эннс-Бей родился Маркус Гарви, имя которого стало символом самоутверждения африканцев всего мира. Одиннадцатый ребенок бедного крестьянина из Наветренных марунов, бросивший учебу из-за бедственного положения семьи и оставшийся безработным, начал свою политическую карьеру в 20 лет, когда вступил в организацию «Национальный клуб». Для нужд «Клуба» он много путешествовал по странам Центральной и Южной Америки, добравшись в конце концов до самого Лондона. Летом 1914 года Гарви создал Всемирную Негритянскую Ассоциацию Усовершенствования (UNIA), которая должна была объединить не только ямайцев, но и всех африканцев в Новом Свете и на Африканском континенте.1

Этот «маленький толстый безобразный черный человек с хитрыми глазами и большой головой»2, как нелестно выразился о нем его оппонент, известный афро-американский лидер Уильям Дюбуа, был наделен всеми необходимыми качествами для того чтобы превратиться из обычного политика в мифического Вождя целой расы. На улицах, на площадях и на страницах своего еженедельника «Negro World» Маркус Гарви вещал о великом прошлом Африки, о египетских фараонах и недавних героях освободительной борьбы, внушая затюканным слушателям чувство расовой гордости, ибо «черное прекрасно!».
Маркус Гарви
Гарви — Временный Президент Африки
Настоящая эра Маркуса Гарви в истории африканского освободительного движения началась в 1916 году, когда он перебрался в США. И хотя афро-американская элита, надеявшаяся на интеграцию в единое американское общество, не уставала поливать «выскочку» грязью, аудиторией ямайского проповедника теперь стали миллионы. Центральным моментом гарвит­ской пропаганды было возрождение у негров Нового Света африканского самосознания. Добившись культурной и экономической самостоятельности в мире белых, они должны были вернуться на свою историческую родину, чтобы вместе с африканцами создать там великую Негритянскую Империю.
«Негр должен создать все свое: правительство, промышленность, искусство, науку, литературу и культуру», — говорил Временный Президент Африки. Естественно, что со временем встал вопрос о религиозном самоопределении. 1 августа 1920 года, в годовщину отмены рабства на Ямайке, под патронажем UNIA открылся 1-й Всемирный негритянский съезд. В Нью-Йорк съехались сторонники Гарви из 25 стран мира, в том числе и из Африки. Одним из ключевых решений съезда стало создание независимой Африканской Церкви3, которая, чтобы отличаться от разных белых деноминаций, получила название Ортодоксальной, т.е. Православной. Хотя новая церковь была основана на идеологии черного национализма и имела мало общего с традиционным Православием, с самого начала многие члены ее желали стать православными не только по названию. Предстоятель АОС, бывший англиканский священник Джордж Макгуайр пытался установить связь с Русской Православной Церковью в Америке, но русский епископ не решился принять под свой омофор сомнительную этноцентрическую общину. Подробности этого факта еще ожидают русского исследователя, а Макгуайр, получив отказ, обратился за епископской хиротонией к «блуждающему епископу» Рену Джозефу Вилатту, который сам был при сомнительных обстоятельствах рукоположен в Индии неким сиро-яковитским архиереем.4 «Своя церковь», дарованная Маркусом Гарви неграм всего мира, оказалась, таким образом, неканонической, что, впрочем, не сказалось на ее популярности.
Уже в 1924 году Африканская православная церковь пришла на Юг Чёрного континента в британский доминион Южно-Африканский Союз. Там возникла первая в Африке гарвитская епархия во главе с Дэниэлом Александром епископом Кимберлийским. Но решающие события произошли в восточно-африканских владениях Великобритании. Однажды номер «Negro World» с воззванием «патриарха» Макгуайра попал в руки двадцатидевятилетнему жителю Уганды Рувиму Себбандже Мукасе, по прозвищу Спарта (Спартас). Еще во время учебы в колледже этот молодой человек, больше всего увлекавшийся древнегреческой историей (за что и получил свое прозвище), остро пережил тот факт, что его родная Англиканская церковь возникла только спустя 16 веков после земной жизни Христа и, следовательно, не является истинной. Весть о существовании церкви черных людей, да еще и независимой от колонизаторов, заставила Рувима Спарту и его друга Обадию Басаджикитало покинуть англиканство.5
Спартас Мукаса
Спартас Мукаса после рукоположения в епископы. 1972 г.
В соседней Кении в 1927 году началось большое смущение среди крупнейшего в колонии народа кикуйю. Причиной смущения были неосторожные действия шотландских миссионеров, которые посягнули на традиционный для многих народов Африки обряд женского обрезания. Еще больше негодования вызвал отказ миссионеров венчать те пары, где жених не полностью внес выкуп за невесту, вопреки более мягким местным обычаям.6 Как это часто бывает, на защиту старины первыми выступили не люди, которые полностью жили в традиции, а те, кто отчасти утратил ее, т.е. воспитанная в христианстве туземная интеллигенция. На эту почву легко упали семена идеологии Гарви, а вместе с ними семена африканского Православия.
Отколовшиеся от британских миссий группы в Уганде и Кении вступили в контакт с Дэниэлом Александром. В 30-е годы епископ Кимберлийский два раза посетил Восточную Африку, обучая и рукополагая священников, но уже тогда у африканских сторонников АОС появились сомнения в ее истинности. Встреча православных (еще только по имени) африканцев с живущими у Экватора православными греками открыла для них новую дорогу. Греческий священник и миссионер-одиночка, отец Никодим Сарикас, служивший в британской Танганьике, принял живое участие в судьбе африканских православных. Отец Никодим рассказал о своей Церкви Спартасу и Обадии и сообщил о движении в Восточной Африке православному Александрийскому Патриарху. В 1945 году состоялось их соединение с Александрийским Патриархатом: древнейшей Церковью Африканского континента и одной из славных и почитаемых отраслей Православной Церкви.7
Православная проповедь в Уганде (Фото Никиты Машкина)
Православная проповедь в Уганде (Фото Никиты Машкина)
На Атлантическом побережье Африки, в британской колонии Золотой Берег (нынешняя Гана), сходное движение возникло под знаменем провозглашенной Маркусом Гарви черной репатриации. Многие жители страны, сильно пострадавшей от работорговли, ожидали тогда скорого возвращения в Африку своих украденных братьев из Америки. Неслучайно старейшина Леонард Хоуэлл издал основополагающий текст растафарианства «Обетованный Ключ» именно в Аккре — столице Золотого Берега. Здесь движение за независимую африканскую церковь возглавил Квами Нтсетсе Бреси-Андо, первоначально служивший в Методистской церкви. В 1926 году он образовал самостоятельную общину, которая неоднократно меняла название (Объединенная свободная церковь Африки, Примитивная апостольская африканская церковь и т.д.) и быстро распространялась как на Золотом Берегу, так и в Нигерии. На популярность этого движения не повлиял даже провал репатриации, когда в Африку прибыл лишь один человек — пастор Кери Джонс.
Со временем Бреси-Андо начал стремиться к возрождению в своей общине традиций подлинной Церкви. Он принял епископскую хиротонию от одного из последователей «блуждающего епископа» Вилатта, протестантские формы богослужения в его церкви были заменены католическими, а в наименовании появились определения «Православная» и «Вселенская». Но на протяжении последующих сорока лет Православная вселенская церковь в Западной Африке оставалась оторванной от настоящего Вселенского Православия. Так же, как раньше Спартаса Мукасу, враги называли Бреси-Андо лжецом, за то, что он выдумал несуществующую веру.
Второе дыхание независимой церкви на Западе Африки принесло новое поколение, которое после смерти своего «принца-патриарха» в 1970 году объединилось в Православную Организацию Молодежи. 8 августа 1972 года — одна из ключевых дат в истории православия в Гане. В тот день лидер молодежи Готфрид Мантей купил в книжном магазине Университета в Аккре известную книгу Тимоти Уэра (будущего епископа Каллиста) «Православная Церковь», после чего все сомнения в реальности Православия отпали сами собой. Первая встреча ищущих Православие ганцев с вожделенной Церковью состоялась спустя три года, когда на заседание Всемирного совета церквей в Аккре прибыли известные русские богословы-эмигранты, в том числе отец Иоанн Мейендорф и Владимир Лосский. В 1982 году присоединение ганской церкви к Александрийскому Патриархату свершилось окончательно.8
Именно в век гонений и новых мучеников Православие пришло к народам Тропической Африки, и именно в Православии африканцы увидели свою родную веру. Церковь Иоанна Златоуста, Григория Паламы и Сергия Радонежского оказалась ближе живущим в ХХ веке баганда и кикуйю и терпимее к обычаям африканцев, чем западные деноминации, отягощенные связью с колониализмом и всевозможными культурными барьерами. Чудо африканского Православия становится еще очевиднее, если принять во внимание, что фактическая поддержка со стороны матери-Греческой Церкви пришла к православным африканцам сравнительно поздно, уже в 60-е годы.
Православная Церковь прошла вместе с народами Африки всеми дорогами ушедшего века. Лидеры православных общин одновременно были деятелями антиколониального движения. В 1952-56 годах, когда народ кикуйю начал войну против англичан, известную как восстание Мау Мау, только Православная Церковь поддержала лесных партизан, стяжав репутацию Церкви Ухуру (т.е. свободной). Ответом колонизаторов стали разрушенные православные храмы и концлагеря, а Кенийская Голгофа встала на небесах по соседству с Русской. Нищета, необразованность, эпидемия СПИДа и другие проблемы независимых стран Африки легли на плечи молодой Церкви, для которой открылось широкое поле социального служения.9 В настоящее время православные уже давно перестали быть малочисленной общиной: в Уганде — 1,5 млн. верующих, в Кении — 300 тыс. Активное распространение Православия идет в Гане, Танзании, Камеруне, Зимбабве и ЮАР.
Вряд ли католик по крещению Маркус Гарви мог предвидеть, что вместо Негритянской Империи в Африке появится какая-то неведомая Церковь. Но это лишь один из многих случаев, когда воля Бога направляет события вопреки ожиданям человека. В 1927 году после долгих судебных разбирательств и обвинений в финансовых махинациях Временный Президент Африки был выдворен из США на Ямайку. Он умер вдалеке от родных Голубых гор и от вожделенной исторической родины, в Англии, 10 июня 1940 года. Африканская православная церковь в Соединенных Штатах к концу ХХ века ограничивалась лишь одним неканоническим и модернистским приходом, во имя Джона Колтрейна, в вольном городе Сан-Франциско.
Символично, что идеи борца против духовного рабства получили больший резонанс не в США, где на каждого афро-американца всегда хватало воспитывающих его downpressor`ов и slave driver`ов, а в африканской глухомани и на банановой Ямайке. Свидетельством тому красно-черно-зеленые полосы UNIA на национальном флаге Кении, гарвитская черная звезда на флаге и гербе Ганы и ямайские песни, в которых Гарви именуют пророком. Символично, что гарвизм произвел жизнеспособные плоды именно там, где проповедь Негритянского Усовершенствования носила религиозный характер. Только в этом религиозном движении африканцы и ямайцы избрали разные пути.
Проповедник
Проповедник (Фото Никиты Машкина)

1 Королёва А. П. Расовые войны и расовые компромиссы. — М., 1987. — С. 98-100.
2 Королёва А. П. Расовые войны и расовые компромиссы. — С. 111-112.
3 Королёва А. П. Расовые. — С. 102-103.
4 Hayes S. Orthodox mission in Tropical Africa.
5 Hayes S. Spartas Christopher Reuben.
6 Филатова И.И. История Кении в Новое и Новейшее время. — М., 1985. — С. 188.
7 Hayes S. Orthodox Mission in Tropical Africa
8 A Brief History of the Orthodox Church in Ghana.
9 Пальчева А. Православие в Уганде.

 
 
june_jean




 
(с)
С днем рождения /с небольшим опозданием. но помнила/. Пусть настанет гармония с самим собой